Домой Политика Какие санкции ЕС грозят России из-за Навального: «Холодная война»

Какие санкции ЕС грозят России из-за Навального: «Холодная война»

9
0

Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель сообщил, что предложит ЕС ввести новые санкции против России. Между тем, с 4 по 6 февраля он находился в Москве, где проводил переговоры с главой МИД России Сергеем Лавровым и представителями российских общественных организаций. Тогда Боррель заявлял, что у России и Евросоюза есть общие темы для сотрудничества, и они должны развивать диалог друг с другом. Некоторых его слова обнадежили, но очарование Россией, видимо, прошло сразу после того, как только европейский дипломат покинул ее пределы.

«Борреля обвинили в чрезмерной мягкости по отношению к Москве»

Напомним, очередной виток дипломатического конфликта между Россией и Евросоюзом начался после того, как оппозиционер Алексей Навальный впал в кому. Запад потребовал возбудить уголовное дело по факту его отравления, а в Москве не увидели для этого оснований. При этом Россия неоднократно требовала от Германии предоставить доказательства отравления Навального, но так и не получила ответа, который мог бы ее удовлетворить.

В результате сам Навальный вышел из комы и рассказал, кто его отравил. После этого он решил вернуться в Москву, где ему заменили условный срок лишения свободы по делу «Ив-Роше» на реальный. На суд пришли 14 дипломатов из стран Запада.

Вопрос о введении новых санкций против России будет обсуждаться 22 февраля на заседании Совета глав МИДов стран ЕС. По словам Борреля, Москва не оправдала возложенных на нее надежд относительно развития демократии. Вместо этого Россия пошла по пути авторитаризма.

О том, насколько ожидаемым было решение Борреля, и какие именно санкции ждут теперь Москву, «МК» рассказал первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин:

— Секторальных санкций, скорее всего, не будет. Обычно их вводят в случае грубых нарушений международного права. Многих сейчас волнует «Северный поток – 2», но для него значительно большую угрозу представляет то правительство Германии, которое будет сформировано по итогу ближайших парламентских выборов. Если в кабинет министров войдут «Зеленые», над «СП-2» сгустятся тучи, а санкции из-за Навального вряд ли как-то повлияют на ситуацию.

Вместе с тем, обсуждаются персональные санкции. В частности, решается вопрос, насколько широким будет список. Одни считают, что попасть туда должны только те, кто непосредственно может быть связан с делом Навального, другие полагают, что туда нужно внести гораздо большее количество человек.

— Насколько ожидаемой была позиция Борреля?

— Он ехал в Россию в поиске компромисса, но оказался между двух огней. В России ему предложили говорить не о Навальном, а о подавлении протестов в Евросоюзе. А в Евросоюзе Борреля обвинили в чрезмерной мягкости по отношению к Москве: не стал добиваться встречи с Навальным, не стал делать резких заявлений, находясь в России, и так далее. В ситуации, когда взаимного доверия добиться не удалось, персональные санкции стали практически неизбежными.

Теперь выступать против санкций могут только те силы, которые не находятся в европейском политическом мейнстриме. Например, это «Альтернатива для Германии». Остальные скорее будут спорить о том, кто именно должен оказаться под санкциями.

— После введения персональных санкций, как сильно могут осложниться отношения между Россией и Евросоюзом?

— Отношения и без того плохие, просто будет сделан еще один шаг в том же направлении. Будет все меньше площадок, на которых возможен диалог между Россией и ЕС. Например, Россия уже впервые за 30 лет не поехала на семинар НАТО. А там, где Россия все еще будет представлена, стороны будут обмениваться монологами.

Проблема не только в санкциях. Отсутствует общая позитивная повестка, которую можно было бы обсудить. Темы Украины, прав человека и так далее – все это темы для конфликта. Полностью замораживать отношения не будут. Останутся ОБСЕ и Совет Европы, но там серьезного диалога не будет. В каком-то смысле ситуация будет напоминать «холодную войну» времен Андропова.

Экономические отношения в каком-то виде сохранятся, потому что европейцам нужен газ. Но инвестиции продолжат сокращаться. С одной стороны, европейцы будут бояться, что их партнеры в любой момент могут оказаться под санкциями. С другой стороны, россияне переживают, что европейские инвестиции в стратегические российские предприятия могут нести определенную опасность.

В политике вовсе наблюдается разное мышление. То есть условий для достижения взаимопонимания. Например, когда в России говорят про Слободана Милошевича или про Саддама Хусейна, то имеют в виду жертв западной агрессии, а в Евросоюзе их считают одиозными диктаторами.