Домой Политика Дочь ветерана Артеменко рассказала, кто принимал решение судиться с Навальным

Дочь ветерана Артеменко рассказала, кто принимал решение судиться с Навальным

9
0

На прошлой неделе состоялся судебное заседание по делу об оскорблении Алексеем Навальным ветерана ВОВ Игната Артеменко. Завершился процесс на самом интересном месте. В ходе заседания внук фронтовика Игорь Колесников заявил, что ни он, ни его дед не писали заявление в правоохранительные органы на оппозиционера. На этом прокурор попросила суд прервать процесс.

«Отговаривала папу постоять за себя»
ИГНАТ АРТЕМЕНКО С ВНУКОМ ИГОРЕМ.

Мы поговорили с дочерью ветерана, Еленой. Собеседница рассказала, что происходило в квартире Игната Сергеевича во время суда, почему его внук отрицал подачу заявления, и как сам истец отреагировал на выступление Навального в суде.

Дело в отношении Алексея Навального возбудили из-за его комментариев к видеоролику, на котором ветеран Игнат Артеменко выступил в поддержку изменений в Конституцию. В ролике помимо фронтовика снялись дизайнер Артемий Лебедев, актеры Иван Охлобыстин и Василий Лановой, фигуристка Аделина Сотникова. Оппозиционер назвал всех участников продажными холуями, бессовестными людьми и предателями.

Дочь Игната Артеменко долго думала, стоит ли давать интервью. Понимала, дело громкое, каждое ее слово будут рассматривать под лупой. В итоге, согласилась ответить на вопросы только в письменном виде.

— Давайте начнем с самого начала. Внук Игната Сергеевича рассказывал, что его дед в видеоролике снялся случайно. Позвонили с RT, предложили поучаствовать. Кому именно позвонили? И вы спрашивали, откуда у них контакты вашего отца, почему именно его пригласили, он ведь не публичный человек?

— Папе позвонили с RT с предложением приехать для съёмок. Возможно, в Совете ветеранов дали телефон. Папа с нами посоветовался, мы дали «добро». Мой сын Игорь приехал, чтобы поддержать дедушку при подготовке к съёмкам. Всё прошло в приветливой дружелюбной обстановке.

— У вас не закрались мысли – может, не стоит… Не жалеете, что семью втянули в эту историю?

— Когда ролик вышел, мы с удовольствием посмотрели. Звонили родственники и друзья, все очень уважают папу. И вдруг как гром среди ясного неба: холуй, предатель, позор страны… Папа прошел такой славный боевой путь, офицер, 39 лет служил в армии. Поэтому смириться с такими оскорблениями было немыслимо.

— Как дальше развивались события? Навальный прокомментировал видеоролик, внук решил заступиться за деда? Сам Игнат Сергеевич вряд ли стал подавать в суд.

— Папа принял решение самостоятельно. Никто не вправе навязывать ему свое мнение. Да он не из тех, на кого можно надавить.

— Мне кажется, что многие пожилые люди вообще не знают, кто такой Навальный. Игнат Сергеевич знал его?

— Разумеется, папа знал о нем, о его нечестной деятельности, и уважения к нему не испытывал. Пожилые люди не хуже молодежи разбираются в политике, учитывая жизненный опыт и наличие свободного времени на телевизор.

— Сейчас в Сети публичные люди постоянно оскорбляют кого-то. Может вас уговорили подать в суд?

— Откровенно говоря, я предчувствовала подобное развитие событий, и не советовала папе ввязываться в эту историю, всё-таки возраст, да еще пандемия, не до судов. Но мужчины в нашей семье поддержали папу: и мой сын, и муж, и родной брат – все решили, что папа принял правильное решение и должен заявить свой протест. А теперь и я понимаю, что это было единственно правильным решением

— Суд закончился словами внука истца Игоря: «Ни я, ни дедушка заявления не писали». То есть не было заявления в полицию или СК?

— СК проводил проверку самостоятельно, также самостоятельно взаимодействовал с папой во время следствия. Я или кто-либо из членов семьи не принимали участие в этих действиях, а папа не раскрывал детали расследования. Не исключаю, что такое заявление имеется, но, как мне пояснили юристы, его заявление не является обязательным по делам данной категории.

— На суде казалось, что Игнат Сергеевич не понимал, что происходит. Журналисты в зале жалели ветерана.

— Папа отчетливо понимает все происходящее. Он тверд в своем решении не оставлять безнаказанно такую клевету.

— Елена, вы находились рядом с отцом в квартире, когда шло заседание. Расскажите, как все происходило? Как чувствовал себя Игнат Сергеевич?

— Я находилась рядом с папой во время видеосвязи. Слышно было плохо, приходилось напрягаться, чтобы разобрать слова. Папе тем более это сделать сложнее – в 94 года человек уже хуже слышит. Тем не менее, он сам совершенно четко высказал свое мнение и лишь попросил огласить ранее данные им подробные показания.

— Почему в комнате находилась еще судья?

— Рядом с нами находилась судья того же Бабушкинского суда для идентификации личности папы. Это был чисто процессуальный вопрос. Ранее у папы сотрудники суда настроили специальную аппаратуру для связи с судом. После процесса эту аппаратуру забрали. Все очень серьёзно. И это правильно, чтобы даже мысли не возникло ни у кого о подмене другими людьми.

— Что говорил Игнат Сергеевич, когда его отключили от эфира?

— Разнузданное поведение ответчика возмутило и меня и папу, всё это очень огорчительно. Папа, откровенно говоря, возмущался поведением Навального.

— Вся история началась летом. За полгода вы обсуждали эту историю с семьей или постарались забыть?

— Летом нам пришлось нелегко: все члены семьи давали показания, отбивались от многочисленных журналистов различных телеканалов. Из-за пандемии было как-то страшно пускать людей в дом, несмотря на всё наше гостеприимство. Потом всё затихло, все занялись своими делами, и только папа жил с обожжённым клеветой сердцем. Неоднократно пришлось вызывать скорую помощь на дачу.

— Расскажите о вашем отце. Чем он занимался после войны, где работал?

— Папа рассказывал о себе достаточно много, когда давал показания. После войны несколько лет служил в Германии, потом его перевели в Москву. Окончил вуз, работал на военном заводе военпредом.

— Его часто приглашают на Парад Победы на Красную площадь?

— На Парад Победы папу приглашали дважды. А так ежегодно 9 мая мы сопровождаем папу большой компанией — семья, друзья — в Александровский Сад, на Поклонную гору, к Большому театру, на Певчее поле.

— Навальный на суде интересовался размером пенсией вашего отца. Ему не ответили. Может, вы ответите, у Игната Сергеевича достойная пенсия?

— Сейчас о ветеранах заботятся больше, чем раньше. Пенсия у него хорошая. К тому же папа военный пенсионер, так что на жизнь хватает.

— Вы сами понимаете, что дело выглядит немного абсурдным? Что вас задело больше всего, какие высказывания оппозиционера?

— Честно говоря, я была не готова, что папин обидчик окажется настолько наглым. Абсурд именно в этом. В этой продолжающейся и беспринципной наглости. Он перебивал судью, требовал, чтобы она давала ему обещания не перебивать его, пытался руководить судебным процессом. Поражаюсь терпению судьи. Для меня было неожиданным, что он не только не извинился перед человеком, которого незаслуженно оклеветал, но и продолжал оскорблять и унижать его. К тому же умудрился попутно посылать проклятия всем родственникам, всем нам. Забыл Омара Хайяма: не делай зла – вернется бумерангом!

— Правда, что Игнату Сергеевичу стало плохо во время заседания, вызвали скорую?

— Неудивительно, что папе стало плохо, спасибо «скорая» оперативно отреагировала. И мне пришлось воспользоваться «скорой помощью», давление подскочило на нервной почве. Непросто было слушать бред психологически неуравновешенного человека

— Никто из ваших близких не пожалел, что ввязался в этот процесс? 

— Сейчас я могу только пожалеть, что отговаривала папу постоять за себя. А теперь готова сама встать на его защиту. Терпеть такую наглость просто невозможно.

— Вас поддерживают знакомые, друзья или есть, с кем пришлось разорвать отношения? Сейчас общество раскололось.

— Да, все-все поддерживают и переживают за папу.

— Внук Игната Сергеевича сказал, что семье хватило бы извинений от Навального. Крови никто не хочет?

— Извинения должны быть принесены публично, так же громко, как и сами оскорбления, причем как перед папой, так и перед памятью Василия Ланового, который уже сам не сможет за себя заступиться. Больше ничего папе не надо. Тем более не надо никаких денег, о которых многократно прозвучало на суде от ответчика, причем, в очень оскорбительной форме. Хотя чему удивляться, каждый меряет своим аршином.

— Думаете, Навальный извинится?

— Если у ответчика осталось хоть что-то человеческое, он непременно принесет свои извинения.

12 февраля суд продолжится. Заседание начнется с допроса внука Игната Артеменко.